Высокие инстанции вплотную занялись проверками ФНПР и её руководства

Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) в начале июля выступила с очередной популистской инициативой. В организации предложили увеличить зарплаты работников за счет маржи работодателей. Эксперты оценили этот путь как тупиковый, который выльется в уход бизнеса в тень.

Фото: inright.ru
Фото: inright.ru

Но для ФНПР важен не результат: для создания иллюзии эффективной деятельности по защите прав трудящихся подойдет любой повод. Главное — отвлечь внимание от размеров собственной маржи, которую руководство федерации во главе с Михаилом Шмаковым на протяжении вот уже почти трех десятилетий вероятно извлекает из распродажи активов, принадлежащих профсоюзам. Для самого Шмакова, как и для его семьи ФНПР, по всей видимости, давно стала личной кормушкой.

Все, что нажито без труда

Все годы, что Михаил Шмаков находится у руля ФНПР, СМИ пишут о массовых хищениях государственной собственности с участием лидеров организации, а также об уголовных делах, которые множатся год от года. В данный момент расследуются очередные факты масштабной коррупции в федерации. Однако кипучую деятельность Шмаков, судя по всему, останавливать не собирается.

Так, если на начало января 2017 года на балансе организации находилось 1082 объекта недвижимого имущества и 67 земельных участков, то к 28 июня 2021 года федерация дополнительно зарегистрировала соответственно еще 95 и 35, параллельно занимаясь реализацией активов. За указанный период 274 объекта и 36 участков было отчуждено в пользу третьих лиц, причем по стоимости в разы ниже кадастровой.

К примеру, в 2017 году санаторий «Дубовка», располагающийся на берегу Волгоградского водохранилища, перешел в собственность московского ООО «Фортривьера», принадлежащего некой Юлии Москаленко, которая была связана бизнес-интересами с ныне бывшим вице-губернатором Волгоградской области Александром Сиваковым. Сообщалось, что фирме санаторий достался всего за 20 млн рублей. Сама ФНПР получила по договору купли-продажи лишь 1,4 млн рублей. Санаторий «Красный Бор» под Смоленском по кадастру оценивался в 314 млн рублей, но 20% в нем в 2017 году были проданы федерацией Шмакова за 16,8 млн рублей. И это далеко не единственные примеры, когда руководство ФНПР утаивает от надзорных органов истинные размеры выручки от торговли недвижимостью, распределяя доходы между собой.

Семья самого Михаила Шмакова с 1993 года, когда он впервые занял пост председателя ФНПР, сказочно обогатилась. Уже до 2001 года стоимость имущества, зарегистрированного им и его ближайшими родственниками, вероятно составила 99,4 млн рублей. За последующие девять лет семья профсоюзного босса, по всей видимости, получила в собственность активы еще на несколько сотен миллионов рублей.

В настоящее время председатель ФНПР совместно с женой Светланой Шмаковой владеет квартирой кадастровой стоимостью почти 30 млн рублей в Пресненском районе Москвы. Кроме того, в его единоличной собственности большой участок земли на Плешковском заливе в Тверской области. На официально нигде не работающую супругу Михаила Шмакова записаны еще три квартиры в Москве, в том числе доля в элитных апартаментах в ТСЖ «Дом» на 3-й Тверской-Ямской улице кадастровой стоимостью свыше 45 млн рублей. Также ей принадлежат два дома и три земельных участка в Новой Москве и в Наро-Фоминском районе Московской области. Сын главы ФНПР Виктор Шмаков еще в студенческие годы был облагодетельствован родителем недвижимым имуществом в Москве и Подмосковье на сумму несколько десятков миллионов рублей.

Вся семья профсоюзного функционера коллекционирует раритетные автомобили. Из семи транспортных средств самого Шмакова три — модели советского автопрома «ГАЗ» М20 «Победа», «ГАЗ» 22 «Волга» и «ГАЗ» 69А — стоимостью на антикварном авторынке до 8 млн рублей каждая. Супруга владеет автомобилем «ГАЗ» 13 «Чайка» стоимостью порядка 11 млн рублей. Сын, помимо Cadillac Deville и Mitsubishi Pajero, имеет в своей коллекции дорогостоящие «ГАЗ» М-21 «Волга» и «ГАЗ» 12 ЗИМ. Еще одна фамильная черта Шмаковых — держать сбережения в зарубежных банках. В частности, уже много лет и жена, и сын главы ФНПР, видимо, пользуются счетами в австрийских Raiffeisenlandesbank и BKS Bank, на которых аккумулировано почти полмиллиона евро.

Федеральное незначение

Михаил Шмаков, по нашему мнению, давно снискал славу подпольного Корейко. Так что обнародованная информация об активах главы ФНПР — скорее всего, лишь верхушка айсберга. В истинных масштабах воровства профсоюзного лидера еще только предстоит разобраться правоохранительным органам. Как и в мутном бизнесе семьи Шмаковых. Внимание правоохранителей должен привлечь и тот факт, что глава ФНПР, видимо записав самые лакомые активы ФНПР на своих родственников, стал одним из крупнейших в стране латифундистов. В запутанной схеме перехода ООО «Подсобное Сельское Хозяйство «Балабаново» в собственность супруги и брата главы ФНПР — Петра Шмакова — уже разбирается суд. Раньше «ПСХ Балабаново» было богатым сельхозпредприятием в Калужской области. В 2003 году ФНПР и ее филиал ТООП «Калужский областной совет профсоюзов» учреждают вышеназванное ООО с долями соответственно 30% и 70%. Спустя пару лет ТООП заключает с головной структурой договор пожертвования, на основании которого в 2007 году ФНПР оформляет хозяйство в единоличную собственность. Но уже в 2009 году владельцем 62,3% становится ООО «Универсал 2008», которое еще через год выкупает оставшуюся долю у федерации. Далее «Универсал 2008» переписывает 76% «ПСХ Балабаново» на своего учредителя Людмилу Бахареву, а в марте 2017 года собственниками становятся уже Светлана Шмакова и Петр Шмаков с долями соответственно 80% и 20%.

Сумма сделки — тайна за семью печатями. Зато известно, что все то время, что сельхозугодия «искали» добросовестного приобретателя в лице ближайших родственников главы ФНПР, земли Боровского района Калужской области разбазаривались, и к настоящему моменту от них осталось 187 гектаров, да и те по прямому назначению не используются. В настоящий момент прокуратура Калужской области добивается признания недействительными всех перечисленных сделок и возвращения участков Боровскому району.

Нельзя исключать, что аналогичные иски последуют и в отношении 18 участков (четыре оформлены на Светлану Шмакову и 14 — на Виктора Шмакова) в поселке Садовый Владимирской области, на которых располагается Владимиро-Суздальский парк активного отдыха «Заячья гора». Не понятно, на каких основаниях, а главное на какие доходы, жена и сын Михаила Шмакова их приобрели. Примечательно, что прокуратура несколько лет назад уже интересовалась бурной деятельностью семьи главы ФНПР в Суздальском районе. Дело в том, что на приобретенных участках также расположен горнолыжный комплекс «Заячья гора». Примерно с 2017 года им владеет ООО «ВС Парк», фактическим собственником которого через аффилированных лиц является Виктор Шмаков. Новый собственник начал свою деятельность со скандала — установил плату за проход и катание с горки на территории, на которой расположен объект культурного наследия федерального значения «Земляные валы 17 века». Как выяснила прокуратура, опротестовавшая незаконное решение, компания Шмакова-младшего самовольно захватила еще и этот участок.

Могут возникнуть вопросы и к коммерческим структурам, учрежденным ФНПР — помимо законности их создания, регуляторов должна заинтересовать роль отпрыска Михаила Шмакова в деятельности по отчуждению принадлежащих этим компаниям активов. В настоящее время Виктор Шмаков активно задействован в управлении таких структур, как ООО «Курорт-сервис» (имеет отношение к парку «Заячья гора»), в котором ему принадлежат 30% акций, торговой компании ООО «Аквакарго», туроператора АО «Санаторно-курортное объединение ФНПР «Профкурорт», АО «УКД» («Управление канатных дорог») и АО «КМКР» («Кавминкурортресурсы»). Доходы сына лидера ФНПР, в основном получаемые от этих структур, в последние годы постоянно растут и исчисляются миллионами рублей.

По уши в казне

Заявление о том, что работодатели должны делиться, равно как и личные инициативы Михаила Шмакова, как например, призывы проиндексировать пенсии работающим пенсионерам — то, на чем председатель ФНПР пытается поправить свой подмоченный имидж общественного деятеля. Особенно в свете того факта, что глава государства под занавес 2020 года включил его в Госсовет РФ. Правда, сам Шмаков похоже привык оперировать куда более крупными суммами, нежели средние пенсии по стране. Единственное, что объединяет профсоюзного лидера и тех, за кого он радеет — финансовый источник, а именно российский бюджет. Ежегодно Шмаков получает от государства миллионы как председатель ФНПР. Помимо зарплаты Шмаков выписывает себе из бюджета премиальные и даже материальную помощь — по причине пенсионного возраста. Неплохая надбавка пожилому функционеру, который не пашет, не сеет, не создает народные блага, а лишь их «осваивает».

При этом Шмаков выбивает на деятельность ФНПР ежегодные субсидии, которые в основном идут на нужды руководства федерации. В 2018 году, например, федерация получила 735,7 млн рублей, в том числе 264 млн рублей на погашение кредитов. В прошлом году сумма выросла до 1,2 млрд рублей, а в этом ФНПР должна получить еще столько же. Любопытно, как возникли у федерации Шмакова долги: в рамках подготовки к Олимпиаде-2014 организация перечислила собственные средства в размере 532 млн рублей на капремонт сочинских объектов. Затем задолженность была переведена на две структуры — акционеров этих объектов — ООО «Курортное управление (холдинг) г. Кисловодск» и ООО «Бальнеологический курорт „Мацеста“ (холдинг) г. Сочи». В отношении первой фирмы в настоящий момент уже расследуется уголовное дело о мошенничестве — мало того, что коммерческая структура незаконно создана ФНПР, так ей были переданы 30 крупных профсоюзных санаториев и профилакториев по заниженной цене, часть из которых впоследствии реализована третьим лицам.

Под капитальный ремонт олимпийских объектов также был взят кредит у Внешэкономбанка в размере 1,9 млрд рублей. И что-то все это напоминает банальный вывод средств на аффилированные структуры и искусственное создание задолженности. Вероятно, все для того, чтобы субсидирование ФНПР не прекращалось, и семья Михаила Шмакова продолжала еще много-много лет безнаказанно «щипать» государственную казну.

Однако, нет сомнений, что скоро эта деятельность будет пресечена: слишком высокие инстанции вплотную занялись проверками, как самой ФНПР, так и непосредственно его руководства. Следствие уже ведется, свои оценки творящемуся в федерации беспределу дали Генпрокуратура, Росимущество, Счетная палата, ФНС и другие госорганы. Также готов к принятию закон, который сможет защитить профсоюзное имущество от дальнейшего расхищения, не говоря уже о существующих многочисленных исках о пересмотре незаконных сделок купли-продажи. Однозначно виновные понесут самую серьезную уголовную ответственность, а учитывая размеры такого рода «приватизации», реальные сроки лишения свободы могут ожидать не только самого профсоюзного лидера, но и его родственников.

Источник: ИА InterRight.

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments